Современные технологии рынка sharing economy.

Пользуемся вместе – рынок sharing economy в Российской Федерации за один год вырос на 20%.

 

Капитализация рынка сервисов совместного использования всего за один год достигала размера в 230 миллиардов рублей. Какие возможности это открывает перед интернет-предпринимателями? 

 

Капитализация рынка сервисов совместного использования вещей в Российской Федерации за прошлый год выросла на 20% и сейчас составляет около 230 миллиардов рублей. Для того, что бы корректно оценить эту сумму можно сравнить её с суммой в 520 миллиардов рублей, которые планируется потратить на государственную программу развития цифровой экономики в России. При этом необходимо отметить, что российский рынок С2С-торговли в прошлом году оценивался специалистами примерно в такую же сумму – 295 миллиардов. Если темпы роста капитализации рынка сервисов совместного использования сохранятся на прежнем уровне – за один-два года он достигнет размера в 300 миллиардов рублей.

 

Интернет-проекты и сообщества.

Индустрия совместного использования вещей активно развивается в самых разных сегментах экономики. Самыми распространенными направлениями являются автомобильные поездки, аренда жилой недвижимости, ремонтные и клининговые услуги, поиск и поиск инвестиций для проектов, аренда электроинструментов и вещей временного пользования. Кроме этих традиционных направлений на рынке существуют и более экзотические – услуги по уходу и выгулу домашних питомцев, аренда детских и взрослых вещей, различные услуги, которые могут сделать жизнь богаче и интереснее, получить новый опыт в общении с другими людьми.

 

Главной деталью, объединяющей все эти разноплановые услуги в один рынок, является сообщество. Сообщество состоит из пользователей, генерирующих спрос и предложение на определенные услуги или товары. Без наличия такого сообщества рынок sharing economy функционировать не может. Каждое сообщество имеет свою цифровую инфраструктуру в виде мобильных приложений и веб-сервисов, с помощью которых пользователи вступают в них и размещают заявки. Вся бизнес-модель сервисов совместного использования строится на доверительных отношениях лично незнакомых друг с другом людей, обладающих теми или иными товарами и услугами и желающих временно их использовать.

 

Динамичные темпы роста рынка sharing economy предоставляют отличные возможности для интернет-предпринимателей. Проекты в этой отрасли, которые добились успеха на национальном уровне, обычно копируются или адаптируются для использования в других странах мира. В качестве примера можно привести онлайн-приложение PapaJobs, которое увидело свет во второй половине прошлого года в Москве. Приложение было создано несколькими специалистами автомобильного рынка и предназначено для быстрого поиска работы таксистам, грузчикам, официантам и охранникам.

 

Пользователи, входящие в соответствующее сообщество, и предоставляющие услуги или товары другим участникам, получают большую часть денежного дохода, размер которого составляет не менее 80-90% оборота рынка. Для нашего рынка эта часть составляет около 200 миллиардов рублей за прошлый год. Если принять за основу оценку рынка sharing economy от Регионального общественного центра интернет-технологий в 25% от общего количества пользователей, то мы получаем, соответственно 22 миллиона человек и около 9 тысяч рублей на каждого из них в год. Специалисты рынка считают, что большая часть этого дополнительного дохода тратится пользователями на возмещение расходов по использованию имущества, которые они предоставляют во временное пользование. Это, прежде всего, стоимость горюче-смазочных материалов, страховые расходы, оплата ЖКХ и другие.

С точки зрения государственной политики рынок sharing economy экономически выгоден и полезен для любой страны мира – он предоставляет гражданам дополнительный источник доходов и снижает нагрузку на бюджет за счет экономии социальных расходов.

 

Экономия, экология и мобильность.

Необходимо понимать, что главной движущей силой рынка sharing economy является возможность экономии – пользователи платформы могут получать услуги за меньшую стоимость, чем на рынке, и товары во временное пользование, которые обойдутся им дешевле, чем покупка или аренда у фирм-посредников. Таким образом, эффект достигается за счет того, что платформы sharing economy устраняют традиционных посредников между потребителем и поставщиком услуг.

 

Другой немаловажной причиной активного развития индустрии сервисов совместного использования является быстрота предоставления товаров или услуг и большой выбор между потенциальными поставщиками. За счет большого количества участников рынка каждый пользователь может выбрать, например, того перевозчика, который в данный момент находится в непосредственной близости от него и получить нужную услугу всего за несколько минут. Туристы могут выбрать место временного проживания в том районе города, который больше всего привлекает их. При этом им не нужно оплачивать дополнительные гостиничные услуги или сервис.

 

И, наконец, последней существенной причиной является экономия городских ресурсов и экологический фактор. Например, в случае совместного использования автотранспорта sharing economy позволяет снизить нагрузку на городскую инфраструктуру и уменьшить количество выхлопных газов. Например, в Москве городские власти принимают активное участие в развитие рынка sharing economy и стимулируют использование арендованного вело- и автотранспорта. По данным маркетингового исследования, проведенного по заказу PricewaterhouseCoopers, более 80% опрошенных полагают, что сервисы рынка sharing economy действительно помогают экономии средств и оказывают благотворное влияние на окружающую среду и инфраструктуру города.

 

Регулирование или саморегулирование?

Российское законодательство никаким образом не регулирует сферу sharing economy. Под действие закона подпадают только отдельные аспекты этого рынка – аренда жилой недвижимости, поездки на автомобильном транспорте, аренда электроинструментов, привлечение инвестиций и другое. Однако необходимо отметить, что в дорожной карте внедрения государственной программы записан отдельный пункт, которым предусмотрен создание к весне этого года проекта законодательного акта, предусматривающего развитие рынка sharing economy, юридическую защиту сторон сделки, гарантирование соблюдения обязанностей и прав каждой из сторон.

 

Такой закон позволит защитить права каждой из сторон сделки. Ведь, несмотря на разнообразие услуг рынка sharing economy, все они имеют общие черты, позволяющие использовать один закон для их регулирования – качество товаров и предоставляемых участниками услуг, лицензирование деятельности отдельных участников рынка, налогообложение операций, персональные данные участников сделки.

 

Кроме централизованного управления рынок sharing economy активно развивает механизмы саморегулирования. Важными инструментами для этого являются такие механизмы, как отзывы участников сообщества о товарах или предоставленных услугах и рейтинговая оценка участников. Те из них, которые предоставляют товары или услуги ненадлежащего качества, получают низкие отзывы и рейтинговые оценки, остаются без клиентов и рискуют быть исключены из сообщества. Это является воплощением такого явления, как репутация в онлайн-среде, играющая все большую роль с развитием цифровой экономики в целом и экономики sharing economy в частности. Неукоснительное соблюдение правил саморегуляции сообществ позволяет построить систему доверия к незнакомым лицам, лежащую в основе рынка совместного использования.

 

Действующие правовые нормы Российской Федерации предусматривают оказание некоторых видов услуг только при наличии специальных разрешений и лицензий. Платформы рынка sharing economy по своей сути являются информационными службами, которые способствуют коммуникации между потребителями и поставщиками определенных услуг. Поэтому, необходимость получения специальных разрешений и лицензий находится в сфере ответственности пользователей-поставщиков таких услуг. Но, не смотря на это, платформы имеют ряд обязательств по введение внутренних правил, предусматривающих предупреждение или проверку наличия таких разрешений и автоматическое исключение из сообщества тех пользователей, которые предлагают такие услуги без их наличия.

 

Большинство услуг или товаров на рынке sharing economy выступают источником дополнительного дохода для членов сообщества и тратятся на обслуживание имущества, предоставляемого во временное пользование. Если государство облагает налогом этот доход, то в большинстве случаев оно лишает участников рынка экономических стимулов для продолжения своей деятельности. Если для участника рынка этот доход является основным источником заработка, то он, по сути, выступает в качестве самозанятого лица или микропредпринимателя. Такие участники рынка с одной стороны делают свой вклад в экономику страны, а, с другой стороны, снижают социальную нагрузку на бюджет за счет экономии средств на пособие по безработице.

 

Рассматривая вопрос безопасности персональных данных пользователей платформ sharing economy необходимо отметить, что по своей сути этот рынок является международным и экстерриториальным – пользователь из любой страны может вступить в сообщество и заказывать или предоставлять услуги в любой точке мира. Такая универсальная система позволяет платформам минимизировать свои затраты, а минимальная цена – это то, на чем основана экономика sharing economy. Затраты на идентификацию входящих информационных потоков по национальному признаку могут быть значительно выше, чем тот доход, который получают платформы от пользователей в виде платы за услуги платформы, а, следовательно, делают бессмысленным поддержание и развитие инфраструктуры рынка.

На первый взгляд вопрос о юридическом регулировании рынка sharing economy кажется простым, однако практика показывает, что все платформы этого рынка в Российской Федерации находятся в юридической «серой зоне». В качестве примера можно привести ситуацию с популярной платформой совместных поездок BlaBlaCar, который решением суда Краснодарского края был запрещен к использованию на основании того, что пассажирские перевозки осуществлялись без наличия специальных разрешений. И, хотя юристы платформы подали заявление на обжалование вердикта суда, сама по себе ситуация является показательной для всего рынка. По сути к известному интернациональному сервису BlaBlaCar были применены законодательные нормы, разработанные для служб такси, хотя сам смысл платформы заключается в том, что водители не получают прибыли от поездки с попутчиком, а только компенсируют часть затрат на топливо и получают приятную компанию на время поездки.

 

Пользователь и принципы sustainable development.

Сервисы sharing economy представляют собой новый тип социально-экономических отношений в социуме, оказывающий кардинальное влияние на весь рынок. Ведь по своей сути эти отношения смещают тренд с покупки, на совместное использование. Например, в наши дни личный автотранспорт для поездок по делам на работу с окраин в центр города становится все менее экономичным для жителей мегаполисов – доехать до работы в центр Москвы гораздо быстрее и дешевле на метро, чем стоять в пробках и искать место для парковки. Платформы рынка sharing economy решают эту проблему быстро, дешево, комфортно и взаимовыгодно для всех участников сделки. К другим характерным особенностям рынка можно отнести модную тенденцию последних лет на исключение посредников из цепочки доставки товаров и услуг к потребителю и механизм онлайн-репутации, хорошо знакомый каждому пользователю Интернета.

 

Экономика совместного использования дает ответ на ведущий вопрос концепции sustainable development – как повысить отдачу от уже имеющихся в системе ресурсов и сделать это максимально эффективно. Sharing economy позволяет предоставлять товары и услуги во всех странах вне зависимости от государственных границ быстрее, дешевле и эффективнее, чем специализированные компании и корпорации.

 

Безусловно, этот рынок тоже нуждается в системе государственного регулирования, но важно помнить, что он будет более эффективным, если эта система будет основана на принципе минимального воздействия. Государству необходимо осуществлять контроль и регулирование только тех аспектов его деятельности, в которых саморегулирование невозможно или недостаточно. При этом нельзя механически использовать те нормы и законы, которые были разработаны для таких традиционных отраслей деятельности, службы такси, гостиничный бизнес, банковская сфера и другие. Призывы использовать уже существующие законодательные нормы чаще всего раздаются со стороны компаний, опасающихся конкуренции со стороны рынка sharing economy и не без основания полагающих, что такое автоматическое применение законодательства попросту уничтожит рынок.

Остановить развитие рынка сервисов совместного использования не составляет труда – достаточно еще несколько необдуманных судебных решения и индустрия уйдет из легального поля в цифровой мир. Однако необходимо понимать, что такое развитие событий попросту лишит миллионы граждан дешевых и качественных услуг и дополнительных источников дохода, повысит нагрузку на экологию и транспортную инфраструктуру городов и населенных пунктов страны, снизит мобильность населения. Является ли такой подход воплощением принципов цифровой экономики – вопрос риторический.

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.